Добавлено: 06 февраля 2008   /   Коментариев: 0

первый бестселлер (№5)

Посредине XV столетия немец Иоганн Гуттенберг изобрел книгопечатание. Обстоятельный изобретатель печатал библии, псалтири и мудреные календари, стараясь пробудить в своих дремучих соотечественниках тягу к высокому, доброму и вечному - что может быть веселее, думалось Гуттенбергу, чем почитать на досуге Библию.

ImageТяга к чтению в немцах действительно пробудилась. Но читать одну Библию добрым бюргерам сделалось скучно; им захотелось новых книг и новых впечатлений. Увы, их тянуло читать не то, что будет полезно для грешной души, а то, что могло бы развлечь среди тусклых средневековых будней. Пощекотать нервы и кровь. Массовому читателю понадобилась современная история. История непременно страшная. Очень страшная.

И такая книга появилась.

«Так начинается жестокая и страшная история о кровавом убийце, воеводе Владе Дракуле. О том, как он насаживал людей на кол и жарил их; о том, как рубил головы и варил их в котлах; о том, как он свежевал людей и рубил их на куски, словно капусту. Он делал также много других ужасных вещей, о которых сказано в этой повести».

Многочисленные истории про князя Валахии (государство на территории современной Румынии) Влада II Дракулу, то есть Дракона, если по-русски, начали печься, как блины, еще при жизни этого реально существовавшего исторического персонажа. У них было множество авторов и разнообразие названий: «История о кровавом безумце по имени Дракула из Валахии», «Сказание о Дракуле воеводе», и даже так: «О великом изверге Дракола Вайда».

Правда в этих повестях и сказаниях обильно приправлялась выдумкой. Но в том и смысл литературы: она не повторяет жизнь, она ее придумывает!..

В 1456 году, когда Иоганн Гуттенберг напечатал самую первую свою Библию, 25-летний Влад Дракула взошел на княжеский трон. Детство и отрочество его прошли в турецком плену, куда сбагрил его в качестве заложника родной папаша. Потом были годы упорной борьбы за власть, против ближних и отдаленных родственников. Для начала молодой правитель рассажал по кольям 500 мятежных вельмож вместе с их женами и слугами. За этот подвиг человеколюбия удостоился Влад прозвища Цепеш - «Сажатель на кол».

Молодого князя с почетом приняли в рыцарский Орден Дракона. Члены Ордена давали клятву неустанно бороться с «неверной» Турцией, могущественнейшей державой тогдашнего мира. Дракула всячески упражнялся в истреблении «нехристей»: «Одних турок на колья сажал, других рассекал надвое и сжигал, не щадя и грудных младенцев. Ничего не оставил на пути своем, всю землю в пустыню превратил».

Явившимся к нему вражьим послам, Дракула приказал прибить гвоздями к головам тюрбаны, которые они отказались снять в его присутствии, вежливо объяснив прекрасно знакомому с турецкой жизнью князю. «Таков обычай, государь, наш и земли нашей. И я хочу закон ваш подтвердить», - сказал Влад, наблюдая за расправой.

Турецкая армия, сгорая желанием отомстить за позор и поражения, вторглась в пределы Валахии. Путь бесстрашных головорезов, мамелюков, лежал через горное ущелье. И в этом ущелье поджидал врага ужасный сюрприз. Нет, не засада и камнепад - а целый лес из двадцати тысяч кольев с нанизанными на них верноподданными «христианнейшего» злодея! Устрашенные головорезы в панике кинулись восвояси. «Бей своих, чтобы чужие боялись» - не зря гласит старинная мудрость.

Угодить на кол в державе Дракулы было проще простого. Однажды ему на пути попался бедняк в разодранной рубахе. «Почему у тебя порвана рубаха? Что у тебя нет жены, чтобы зашить ее?», - участливо справился Цепеш - «Есть жена, государь» - «Так приведи ее сюда». Женщина явилась на зов. «Что пользы от бабы, которая не может зашить рубаху мужу?, - возгласил князь. - Отрубить ей, в назидание прочим, руки - и на кол!». Приказание исполнили беспрекословно.

Другой раз Влад Дракула приказал накрыть ему стол на полянке, вокруг которой густо стояли колья с человеческими телами. Князь с аппетитом принялся за обед, а вот слуга, подносивший яства, сморщил нос от стоявшего нестерпимого запаха. «Что случилось?», - спросил Дракула. «Государь, не могу вынести этого смрада», - отвечал официант. Дракула тотчас же велел посадить его на кол, говоря: „Там ты будешь сидеть высоко, и смраду до тебя будет далеко!".

45-летний Цепеш кончил свою жизнь в междоусобной битве против валашских вельмож, боявшихся смертельных «художеств» князя. Его накололи сразу на несколько копий, а отрубленную голову отправили в Стамбул, и турки щедро оплатили этот трофей, зримый знак гибели своего смертельного врага.

«Веселенькие» книжечки про Дракулу, по слову специалистов, «дали толчок книгопечатной индустрии, только начавшей набирать обороты в Европе, так как памфлеты, расписывавшие его злодеяния, стали одними из первых бестселлеров». Более того, из католической Европы книги эти проникали и к нам Россию, где переводились кумекавшими по латыни монахами. И здесь их не печатали - их переписывали от руки. А что - разве меньше у нас любителей пощекотать себе нервы?..
Иван Сивопляс
Коментарии(0)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять коментарии. Пожалуйста войдите в свой аккаунт, или зарегистрируйтесь